Всеволожская партия: здесь играют на гробах

Всеволожская партия: здесь играют на гробах

16.05.2020

Всеволожские власти при помощи силовиков пытаются изгнать частные ритуальные компании. Остановить похороны, или закопать гробы в нарушение всех санитарных норм – муниципалов это не смущает. Компетентные в похоронном деле уверены, что речь идет о рейдерском захвате рынка, приносящем десятки миллионов рублей в год.

В последний день майских праздников, 11 мая, на Всеволожском кладбище высадился полицейский десант. Правоохранителей вызвали сотрудники МБУ «Ритуальные услуги» администрации Всеволожского района. В это время на кладбище шла траурная церемония, но сотрудников бюджетного учреждения безутешные родственники усопшего не смутили. Сходу решив, что процедура захоронения, которую проводили сотрудники частной «Всеволожской ритуальной компании» (ВРК) не была оплачена «правильно», муниципалы обратились к полицейским.

Невероятную скорость реагирования сотрудников 128 отдела полиции отметили все свидетели ситуации. Буквально через несколько минут после звонка к кладбищу подъехало с десяток полицейских машин. На место прибыл даже начальник отдела Сергей Коротков. Итог визита удивительный – на директора «ВРК» Александра Купкина был составлен административный протокол за нарушение постановления правительства Ленобласти о запрете посещения кладбищ.

О том, что вызов полиции был вызван именно финансовым вопросом, редакция Media.News узнала из разговора с директором МБУ «Ритуальные услуги» Павлом Руденко. Он сообщил, что могила «была вырыта незаконно».

«С нами никто не связывался, должны были прийти к нам и с нами решать вопросы по захоронению. Мы бы сделали это за 10 000 рублей»
,– заявил руководитель муниципальной похоронной структуры.

Правда версия Руденко расходится с позицией родственников усопшего: участок, на котором было свободное место, был предоставлен под семейное захоронение. То есть, покойного подхоранивали к родне и все документы, свидетельствующие об этом факте, были на руках.

Работников «ВРК» и директора Купкина доставили в отдел полиции. Как рассказал Media.News один из сотрудников Всеволожского УМВД, их отпустили только после звонка некой авторитетной фигуры из Петербурга.

«Муниципалы здесь выступают просто административным ресурсом, прикрываясь официальным статусом. Так–то это просто передел отрасли, банальное рейдерство. Вы же сами все понимаете, судебную хронику посмотрите на тему»
- рассказал нам компетентный собеседник в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, конечно, пожелав остаться анонимным, но подсказав, где именно искать суть происходящих событий.

Сотрудники редакции MediaNews два дня пытались связаться с героями материала. Мы звонили на личные и служебные мобильные телефоны, на рабочие номера и секретарям муниципалов. Последние, услышав название нашего издания и интересующие вопросы, отказывались соединять с руководством под разными предлогами. В лучшем случае мы получали обещание перезвонить. Нам так и не ответили ни глава администрации Всеволожского района Андрей Низовский, ни руководитель администрации МО «Сертолово» Юрий Ходько.

Впрочем, почему чиновники отказываются общаться с журналистами понятно. Ведь речь идет о титанической борьбе за рынок похоронных услуг самого большого, густонаселенного и, разумеется, богатого района Ленинградской области. В истории, которую мы вам расскажем, переплелись муниципальные чиновники, депутаты различного уровня, сотрудники полиции, прокуратуры, следственного комитета, суды разных инстанций и авторитетный бизнес. И этот рассказ не о том, как сделать непрозрачную сферу доступнее и дешевле для простых граждан. Речь пойдет о сложной шахматной партии, победа в которой позволит поставить под контроль отрасль, приносящую десятки миллионов рублей в год.

Черные и белые

Прежде чем погрузиться в сложную конструкцию, покажем накал страстей. Около полудня 29 апреля у ворот кладбища поселка Сертолово появился глава местной администрации Юрий Ходько, вступивший в диалог с сотрудником «Всеволожской ритуальной компании» (ВРК).
Глава администрации МО «Сертолово» Юрий Ходько
Чиновник утверждал, что намерен захоронить «недавно умершего друга», но показывать свидетельство о смерти товарища не спешил. Запись беседы вы можете прослушать ниже.

Запись беседы(аудио файл)

Если же пересказать суть кратко, в процессе разговора глава администрации потребовал у сотрудника документы, подтверждающие право компании работать на кладбище. Тот же посоветовал обратиться за ними в офис «ВРК» к директору Александру Купкину. Финал диалога:

Ходько: …Купкину это скажите.
Сотрудник «ВРК»: Обязательно передам
Ходько: Пидорас!
Сотрудник «ВРК»: Я вас не оскорблял!
Ходько: Ну, я про Купкина…

Негатив Ходько понятен – сертоловский конфликт неожиданно выбрался на федеральный уровень. В начале марта депутат Госдумы Евгений Марченко отправил срочное письмо на имя Генпрокурора РФ Игоря Краснова. В нем он просит рассмотреть жалобу директора «ВРК» Купкина на неправомерные действия должностных лиц администрации МО «Сертолово», отдельных сотрудников местного УВД и бездействие районной прокуратуры.

Речь идет о конкретных событиях, произошедших парой недель ранее. 25 февраля к сертоловскому кладбищу приехали представители местной администрации, работники МУП «Ритуальные услуги» и сотрудники всеволожской полиции. На территории были демонтированы и увезены 7 бытовых блоков, установленных «ВРК». Руководитель компании Александр Купкин подал заявления о неправомерных действиях руководства МУП во всеволожские полицию и Следком, однако в обоих случаях в возбуждении уголовного дела было отказано. Отметим, что после письма депутата Госдумы Марченко, Ленинградская областная прокуратура отменила эти решения следствия.

Для тех, кто вне тематики: сотрудники «ВРК» работают на кладбище Сертолово с 2009 года (до 2017 года в составе ООО «Ритуал Сервис») по договору с МП «Ритуальные услуги» Всеволожского района, позднее превращенным в МБУ «Ритуальные услуги». Районное МБУ существует с 2001 года и сотрудничает с «ВРК» ввиду отсутствия в штате квалифицированного персонала, способного качественно оказывать похоронные услуги населению. Помимо Сертолово, «ВРК» работает на четырех городских кладбищах Всеволожска, а также кладбищах в деревнях Нижние Осельки, Куйвози, Гарболово, Матокса и в поселке Токсово. Общий объем этого рынка специалисты оценивают десятками миллионов рублей в год. Впрочем, и вложения «ВРК» в инфраструктуру объектов с 2017 года также измеряется в десятках миллионов рублей.


Каждая шахматная партия начинается с дебюта. Для того, чтобы понять истинную суть происходящих событий, нам теперь придется посмотреть еще дальше назад.

Кладбищенский дебют

Первый ход этой партии произошел в декабре 2018 года. Тогда Ленинградское УФАС вынесло предупреждение всеволожской районной администрации о нарушении в виде «не проведения конкурсов на работы по содержанию и эксплуатацию кладбищ». Устранять «нарушения» предстояло экс–председателю областного комитета госзаказа Андрею Низовскому, который занял кресло главы районной администрации в конце 2016 года.
Глава администациии МО «Всеволожский район» Андрей Низовский
Отметим, всеволожское МБУ «Ритуальные услуги» было зарегистрировано только в конце мая 2018 года, а в декабре, практически одновременно с реакций УФАС, руководителем бюджетного учреждения стал ранее судимый за самоуправство Павел Руденко.

Еще один важный штрих – именно в декабре 2018 года из всеволожской администрации уволен заместитель главы по безопасности Валерий Половинкин. Сейчас известно, что с 2017 года он неформально курировал ритуальную деятельность района, вымогая деньги от руководства профильных компаний (Половинкин задержан в январе нынешнего года. Его обвиняют в получении взятки и сейчас экс–чиновник находится под арестом).
Экс-зам главы МО «Всеволожский район» Валерий Половинкин (справа) и директор МБУ «Ритуальные услуги» Павел Руденко (слева)

Ход конем

Вряд ли секрет, что у Андрея Низовского были далеко не теплые отношения с Половинкиным. Вполне закономерно, что после его увольнения, кураторство похоронной отрасли перешло к крайне близкой ему Маринэ Тоноян (заместитель главы администрации по экономике) и ее подчиненной Инге Масловой (начальник управления экономики).
Заместитель главы администрации МО «Всеволожский район» Маринэ Тоноян
Валерий Половинкин также не хотел оставлять денежный кусок пирога и, став местным депутатом, начал «решать вопросы» совместно с руководителем МБУ «Ритуальные услуги» Руденко.

С конца 2018 года на всеволожских частных ритуальщиков начинает оказываться беспрецедентное давление.

«Тоноян и Маслова выступают на стороне «Ритуальных услуг» и открыто заявляют, что позиция Низовского – избавиться от нашей компании. В начале 2019 года его распоряжением закрыто всеволожское кладбище №2. Как и угрожал Руденко, в сентябре следствие Всеволожского УМВД в отношении меня возбудило уголовное дело по мошенничеству. От меня потребовали дать ложные показания на владельцев компании и грозили особо тяжелой 210 статьей УК РФ (организация преступного сообщества – ред.) Помимо полиции нас постоянно проверяет местная прокуратура и Роспотребнадзор, находят мнимые нарушения и выписывает штрафы, угрожая найти еще больше, если мы будем их обжаловать. На кладбища стали приезжать неизвестные лица и пугать наших сотрудников. Нас попросту выдавливают из бизнеса всеми возможными способами»
,– описал непростую ситуацию Александр Купкин.

Как пояснил директор «ВРК», особую тревогу у его сотрудников оставляет «силовой шлейф» визитов оппонентов. Так, при появлении на кладбищах сотрудников всеволожской администрации постоянно сопровождает группа спортивных людей, представляющихся бойцами спецслужб. Звучат хорошо известные названия спецподразделений: «Гром», «Альфа», «Тайфун». По словам Купкина, после того, как он подал заявления во всеволожскую полицию, он постоянно получает угрозы от ио начальника 88 отдела полиции Алексея Тюрина и начальника 128 отдела Сергея Короткова. Ну а его многочисленные жалобы по телефону доверия ГУ МВД по СПб и ЛО, а также в службу собственной безопасности Главка, попросту игнорируются.

Похоронный миттельшпиль

Казалось бы, можно оставить проблемы «ВРК» самой компании. В конце концов, какая разница обывателям, кто будет эксплуатировать кладбища. Важно, чтобы эксплуатировали хорошо.

Но именно здесь и кроется общественная значимость происходящих событий! Дело в том, что похоронная сфера не только очень деликатная, но и имеет массу сложностей, решать которые могут только мастера своего дела. Специалисты «ВРК» в похоронной сфере с 2002 года, тогда как у муниципалов нет ни профессиональных кадров, ни опыта руководства отраслью.

Не будем голословными – на видео ниже можно посмотреть, как работают сотрудники администрации Заневского поселения на Пундоловском кладбище. Кадры захоронения лиц, не имеющих родственников, сняты в начале апреля.
Мы даже не будем обсуждать эстетику этого зрелища и очевидный непрофессионализм работников. Давайте сосредоточимся на главном – соответствии таких работ санитарным нормам. То есть их безопасности для жизни и здоровья живых людей. О том, чем чревато такое захоронение, тем более сейчас, в разгар распространения эпидемии COVID-19, мы спросили у профессионала.

«Устройство кладбищ регламентировано на федеральном уровне, и законодательство предъявляет четкие стандарты к захоронению. Регламентировано все, начиная от технических характеристик гроба, заканчивая требованиями к устройству кладбищ. Нельзя захоранивать людей в низменностях, рядом с водоемами, или там, где водоносный слой находится близко к поверхности. Земля должна быть сухая на два метра вниз, категорически нельзя допустить соприкосновение тела с водой - это чревато заражением воды продуктами органического разложения, что может привести к вспышкам эпидемий среди населения»
,– рассказал мастер по захоронению Пундоловского кладбища Александр Разумов.
По словам специалиста, ГОСТ Р 54611 - 2011 и не позволяет ошибаться в работе.

«Безопасная глубина захоронения – от 1,5 до 2,2 метра. Захоронить выше стандарта - есть риск того, что дожди размоют могилу, либо дикие звери запросто смогут ее раскопать. При этом минимальная глубина измеряется до крышки гроба На этом видео, конечно, не соблюдены никакие нормы. И расстояния между могилами не меньше метра по стандарту. Здесь опять я вижу грубое нарушение ГОСТа.

Ни о какой санитарной безопасности здесь, конечно, речь не идет. А что это за люди вообще? Ни спецовок, ни навыков….»
,– возмутился мастер Разумов.

Муниципалы, шах!

Как мы уже говорили в начале публикации, ответственные всеволожские чиновники не ответили на звонки Media.News. Если у них появится желание прокомментировать кладбищенскую схватку со своей стороны, мы предоставим такую возможность.

Редакция Media.News продолжит следить за развитием тревожной ситуации. Во второй части нашего расследования мы расскажем о «кладбищенском переделе» в другом пригородном районе Ленобласти.
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}